Советский Союз был страной насквозь гламурной и попсовой
Недавно рассказывал молодому поколению, как мы прежде работали и жили в советском НИИ. Студенты и молодые специалисты слушают советские были как сказки из кощеева царства. Да и сам я, начиная вспоминать былое, удивляюсь скудности и убогости советской жизни.

Про наш трудовой режим уже рассказывал. По советским меркам наш НИИ был либеральный — в секретном львовском НИИ для посещения туалета требовалось у начальства выписать пропуск, — тем не менее после рассказов молодёжь смотрит на нас как узников ГУЛАГа.

Апологеты советчины с тоской пишут, что «СССР не был гламурной страной». И своим собственным примером опровергают это утверждение. Их ностальгические воспоминания об СССР почти полностью сводятся к разглядыванию гламурных картинок, изготовленных советским агитпропом, и пусканию розовых слюней.

Советский Союз был страной насквозь гламурной и попсовой. Доярки и космонавты на трибуне и в «Голубом огоньке», тракторы на «линейке готовности», демонстрации трудящихся и вожди на трибунах, что это как ни попса и гламур. Они самые, только насаждаемые прямым насилием над людьми и сделанные убого. Эти тупость и убожество советского гламура патриоты советчины пытаются выдать за уникальную советскую духовность и культурность.

Прямо скажем, парадные советские картинки не выглядят привлекательно. А уже если заглянуть за декорации Развитого Социализма. Бытовые подробности советской жизни постсоветское поколение шокируют. Приведу парочку вспомнившихся мелких, но характерных примеров.

В конце 80-х массво появились импортные (из стран СЭВ) и советские матричные принтеры. Кто не знает, устройство похоже на пишущую машинку, также печатает при помощи красящей ленты, изображение наносится движущейся иголками печатающей головки поточечно. Большой был прогресс, заметим.

Однако принтер получали — разумеется, принтеры могли иметь только организации, гражданам не дозволялось — с одним картриджем, раздобыть запасные картриджи в СССР зачастую не было реальной возможности. Советская «плановая экономика» тотального дефицита. По счастью, лента в картридже практически не отличалась от красящей ленты обычной печатной машинкой, и эти ленты уже было достать куда проще. Картридж вскрывали, заправляли туда ленту от пишущей машинки и концы спаивали паяльником. Я сам в этом деле успешно практиковался. Картриджи попадались хитрые, ленту там уложить мёбиусом и спаять, чтоб не заедала, было мудрено. Справлялись. Подобной смекалкой советского человека полагалось гордиться.

Ещё одна мельчайшая бытовая подробность. В советское время писать приходилось много и очень много. Недавно одна немолодая сотрудница мне призналась, что необходимость от руки написать несколько строк привела её в замешательство, она практически позабыла как это делается. Настолько привыкла последние годы стучать по клавиатуре компьютера. А прежде, как мы уже говорили, советской интеллигенции приходилось писать очень много.

Легче было писать хорошей перьевой чернильной ручкой. Но не всегда удобно, перьевая ручка требовала пристойной бумаги. У нас секретные блокноты были сделаны из столь низкокачественной бумаги, что чернила расплывались, тонкое иридиевое перо цепляло бумагу. Шариковые ручки были практичнее, их удобнее было везде носить. Однако массовые советские стержни было отвратительные. Толстый шарик, паста подтекала. Выпускались и приличные стержни к шариковым ручкам, как сейчас помню, назывались «Союз». Но опять же дефицит. Тогда я приспособился заправлять стрежни. Когда в хорошем заканчивалась паста, вынимал из него пишущий узел. Брал новые стержень. Из него тоже вынимал узел. Стержни соединял встык, чем-то там обматывал (бумагой, кажется) и ждал, пока паста перечет в хороший. Просто переставить узел не получалось, поскольку пишущий узел «Союза» имел чуть меньший диаметр и плотно не вставлялся. Интересно, я один до такого додумался, а?

Вот так мы и жили в СССР. Предлагалось считать, что зато мы были добрее, духовнее и культурнее бездуховных капиталистических обывателей, под гнётом капитализма купающихся в дешевой роскоши. Советский агитпроп клеймил вещизм и мещанскую потребительскую психологию. Построившие для себя систему спецраспределителей коммунисты объясняли нищим советским гражданам, что советская скудость и нищета оттого, что («народ-то больно прожорлив, от праздности завёл привычку трескать, а у меня есть и самому нечего») ленинские идеалы оскудели, обмещанившие совграждане развили чрезмерные личные потребности к материальному потреблению, которые неумеренные материальные запросы добрая советская власть не успевает удовлетворять.

Истоки хронических советских дефицитов лежат в коммунистическом изобилии и непревзойденной эффективности социалистической плановой системы. Так серьезно и внушали, советские патриоты до сих пор повторяют.

Коммунистическое мировоззрение считается вещью простой и понятной как (грабли) лом. В действительности это загадочнейшая штука. Представьте себе таких людей, коммунистов, которые объявили единственно правильным учением материализм, то есть что обществом и людьми движут сугубо материальные корыстные интересы и расчеты. Однако при этом себя, единственно правильных жрецов Материализма, они провозгласили идеалистами, чуждыми каких-либо частных материальных интересов.

И сказав, что им лично для себя ничего не надо, создали себе любимым, отдельно от народа, систему привилегированного снабжений и элитного обеспечения. И продолжая проповедовать Научный материализм, они яростно обличали вещизм и бездуховность обывателей. Студентов заставляли зубрить заветную формулу, что бытие определяет сознание, и учили презирать быт и любой личный материальный расчет как аморальный. Каково? Это ведь даже не лицемерие, а этическое и умственное помешательство.

В итоге Истинно Советский человек отличается низкой моральной вменяемостью и склонностью к клипово-комиксовой интерпретации наблюдаемой реальности. У них ход мысли веьма своеобразный.

Источник:newsland

Все новости раздела | Уникальных читателей: 773